Денис Спицов: «Когда Легкову вернули медаль, я вышел в коридор гостиницы — и просто орал»

Один из главных героев зимнего сезона – о тайном визите в Вожегу, коллективных просмотрах гонок и нехватке побед на чемпионате России.

Денис Спицов
Денис Спицов

Еще до первой гонки на Олимпийских играх об этом 21-летнем парне знали только фанаты лыжных гонок. Но в Пхенчхане он завоевал сразу три медали и моментально превратился в любимца всей страны.

На днях Спицов стал победителем еще одного конкурса — Toyota Challenge Cup. На специальной платформе зрители голосовали за олимпийцев, которые больше остальных поразили их волей к победе, преодолением себя. Из восьми лидеров по итогам рейтинга болельщиков специальное жюри путем закрытого голосования выбирало одного победителя. Им стал — Денис Спицов. Ему и достался главный приз — Тoyota Fortuner.

— Как вам новое признание?

— Я победил с преимуществом всего в один голос. Очень рад, что мне удалось растопить сердца жюри. Но, если честно, непривычно, что так много людей считает меня каким-то героем. Я обычный человек и на моем месте мог бы оказаться каждый из тех, кто был на Олимпиаде.

— Как теперь будете двумя автомобилями управляться? На одном ездить по четным дням, а на другом по нечетным?

— Нет, все проще. Подарок фонда олимпийцев России отдал своей девушке, сказал: «Это тебе подарок от меня». А эту оставлю себе. Я же теперь почетный атлет Тoyota Team Russia.

ВО ВРЕМЯ ОЛИМПИАДЫ ВСЕ ГОВОРИЛИ О ЛЫЖАХ, НО ПРОШЕЛ МЕСЯЦ — И ВСЕ О НИХ ЗАБЫЛИ

— Пару минут назад вы общались с Антоном Бабиковым. Когда-нибудь жалели, что не стали биатлонистом?

— А зачем?

— Другое внимание, деньги.

— Я за этим не гонюсь. Занимаюсь спортом не ради денег. Лыжи — это моя жизнь. Да, биатлон популярнее, но своим выступлением в Пхенчхане мы привлекли к нашему виду большую аудиторию. Стараемся популяризировать лыжи результатами и, надеюсь, мы будем на уровне биатлона.

— Некоторые убеждены, что большое внимание развращает спортсменов и приводит примерно к тому, что мы сейчас видим в футболе.

— Думаю, до того, что происходит в футболе, нам идти еще очень долго. Внимание лыжам нужно. Ведь у нас минимум спонсоров, мало кто готов поддерживать наш вид спорта. И я понимаю, что популяризация со стороны спортсменов может изменить ситуацию. Плюс положительно скажется на массовости. Лыжи — вообще классный вид спорта. Не обязательно показывать какие-то выдающиеся результаты, но кататься на свежем воздухе полезно всем.

— Вы готовы взять медийный удар на себя?

— Вот сейчас — с радостью. Но смотрите — идет чемпионат России, в Сыктывкаре собрались все лидеры. Вообще все! И никому неинтересно. Даже по телевидению не транслируют. Я этого не понимаю. Шесть камер на весь стадион. Вот во время Олимпийских игр все заговорили о лыжах, о том, что нужно поддерживать этот вид спорта. Прошел месяц. И все забыли!

ВОЖЕГА

— Ваша мама по-прежнему живет в Вожеге?

— Да.

— Когда собираетесь навестить?

— А я перед чемпионатом России был денек проездом.

— Как вас встречали? Все 5000 человек вышли на улицу?

— Я скрытно приехал, ночью. Некоторые успели заметить машину, выцепили, сфотографировались. Весь остальной день просто сидел дома.

— В детские годы вы бегали в Вожеге на соревнованиях на «Кубок Анны Богалий», вашей землячки. Нет желания провести в родном поселке турнир своего имени?

— Мы разговаривали с Анной Ивановной по этому поводу. Думаю, в следующем году что-то подобное организуем.

ВО ВСЕМ, ЧТО ГОВОРИЛ ЛЕГКОВ, Я ВИДЕЛ СЕБЯ

— Вы не раз говорили, что Александр Легков — ваш кумир. Помните, где и как смотрели его золотой «полтинник» в Сочи-2014?

— Прекрасно помню. Мы были на сборе в Тюмени и смотрели эти 50 км всей командой. Кричали в восторге от такого финиша! Но самые большие эмоции были во время молодежного чемпионата мира этого года. Именно там меня застала новость, что Саню оправдали — и вернули ему эту медаль. Я вышел в коридор гостиницы — и просто орал. Мне кажется, в тот момент я радовался больше его самого.

— Что было внутри, когда Легкова начали обвинять в махинациях?

— Даже описать трудно. Можно сказать — шок, но и это неправильное слово. Вся команда была подавлена. Даже вспоминать страшно ту ситуацию. Как же здорово, что она все-таки разрешилась.

— Когда вы познакомились с Александром?

— Только в этом сезоне. На этапе Кубка мира в Давосе. Мы хорошо поговорили.

— Обращались к нему на «ты»?

— А в команде у нас каждый к каждому обращается только на «ты». Никто не считает себя великим и не ведет так, чтобы общаться с ним на «вы».

— Что вас зацепило в беседе с Легковым?

— Во всем, что он говорил, я видел себя. Вплоть до того, что мы одинаково близко воспринимаем к сердцу происходящее. Я ведь тоже очень эмоционален, хотя стараюсь все держать в себе. Пропускал все его слова через себя и понимал: то, через что прошел он, не смог бы выдержать, наверное, никто.

ЭТИ ТРИ МЕДАЛИ ПХЕНЧХАНА НУЖНО ПРОСТО ЗАБЫТЬ

— Что лично вам нравится больше: разделки или масс-старты?

— Сложно сказать. В гонке я выиграл личную медаль в Пхенчхане, но мне нравятся и масс-старты, и спринты. Просто их нужно подтягивать. Разделки, кстати, до этого сезона я вообще не любил. Меня постоянно догоняли те, кто стартовали за мной. Так себе ощущения...

— Считается, что разделки не подходят нашему менталитету. Поэтому до вашей бронзы и не было 30 лет медалей на Олимпиадах в этом виде программы.

— Не соглашусь. На этапах Кубка мира ведь наши спортсмены зачастую попадали в призы в этом виде программы. Мы можем бегать все.

— Ваше медленное начало — это стиль или проблема, над которой нужно работать?

— Скорее — проблема. Далеко не всегда развязка после такого начала оказывается положительной. Большой проигрыш на старте отыгрывать не так просто. Думаю, после окончания сезона мы с Юрием Викторовичем Бородавко обсудим этот момент и внесем коррективы в план. Плюс мне точно нужно работать над спринтом и над финишем. Проблем еще полно!

— В Пхенчахне вы говорили, что можете сказать себе «стоп» во время тренировок. Не будет ли такого, что после трех олимпийских медалей вы еще больше будете прислушиваться к своими ощущениям, нежели словам тренера? Ведь тут тонкая грань, может возникнуть недопонимание.

— Надеюсь, этого не случится. А эти три медали — их просто нужно забыть. С таким повышенным вниманием совсем не думать о них пока не получается, но я к этому стремлюсь. Да и о чем говорить, у меня пока нет самого главного — олимпийского золота. Плюс есть еще очень много других турниров: «Тур де Ски», чемпионат мира. Мне есть к чему стремиться, зацикливаться на успехах прошлого я не собираюсь.

— Владелец «Спартака» Леонид Федун как-то сказал, что тренер — это 10 процентов успеха. В лыжах не так?

— Принято говорить, что прямо перед гонкой — 70 процентов зависит от сервисменов, 10 от тренера, а остальное — от спортсмена. Но вообще делить тут сложно. Юрий Викторович говорит нам: «Победа — ваша, а проигрыш — наш общий». Я считаю, что и заслуги все-таки тоже наши совместные. В этом сезоне хорошо сработала вся наша команда.

— Сейчас вы чувствуете полное удовлетворение от него?

— А он заканчивается не очень удачно. Вот в скиатлоне я был только четвертым. Очень сильно расстроился.

— Это же только чемпионат России.

— А у меня ведь нет личных побед на чемпионате России, вообще одна медаль только! А у Сереги Устюгова, наверное, больше 15. Я же говорю — нет такого, будто я уже добился всего. Хочу тренироваться дальше и уже с нетерпением жду следующего сезона.

Смотрите также

Ты хочешь перейти на сайт-партнера и покинуть
TOYOTA PUSH THE LIMIT?

Да, хочу покинуть TOYOTA PUSH THE LIMIT

ООО «Тойота Мотор» не несет ответственности за точность, полноту и достоверность сведений, составляющих информационные ресурсы сторонних организаций

Ваш браузер устарел.
Пожалуйста, установите наиболее свежую и современную версию на выбор  —   Chrome FF Opera